ПРОГРАММА — 21.05.2014 БИЗНЕС-ЛОЖА «СВЕТ И ТЕНИ ДЕОФШОРИЗАЦИИ» (МОСКВА)

 

Борьба с «налоговым раем» идет столь уверенно, что в этой сфере организации бизнеса явно грядут значительные перемены. Российские власти обеспокоены гигантским оттоком капитала, который, судя по всему, в 2014 году станет рекордным. Только за первый квартал (в зависимости от того, как считать) уже выведено 51,6-63 млрд. долл. Но еще более власти волнует то, что юридическими владельцами подавлющей части крупных компаний и значительной доли средних формально являются иностранные фирмы, зарегистрированные  в офшорных зонах. Это вызывает у них желание привести всех хотя бы юридически под отечественную крышу. 
    Отечественные предприниматели уходят в офшоры не потому,  что им нравится остров Мен или Британские Вирджинские острова, а потому, что в случае корпоративного конфликта или спора с государством они предпочитают  судиться в Высоком суде Лондона  Великобритании, а не в Замоскворецком или Басманном  суде города Москвы, названия которых стали уже почти нарицательными.
    Максим Первунин, управляющий партнер международной юридической консалтинговой группы Tax & Finance & HR (TFH), специалист в области корпоративного и международного права,   рассказал собравшимся об актуальности и важности этой темы, но и попытался ответить на вопрос – кому выгодна деофшоризация?
    Активно о необходимости деофшоризации заговорили после терактов в Нью-Йорке в 2001 году. Под эгидой  противодействия  финансированию терроризма, США стали вводить более жесткий контроль за институтами, финансовыми  операциями, транзакциями по всему миру. Он коснулся даже «святая святых» – банковской тайны, конфиденциальность в отношении своих клиентов перестает существовать в прежнем виде даже в Швейцарских банках. 
    Тему деофшоризации подхватила Организация  экономического сотрудничества (OECD), консультирующая государства по вопросам международного финансового законодательства. Она определяет подходы к формированию международных налоговых соглашений, готовит документацию к заседаниям G-20 и т.д. Препятствует легализации преступных доходов и другая организация – FATF, с июля прошлого года Россия председательствовала в этой организации. 
    OECD вводит систему автоматического обмена информацией между странами о налогоплательщиках (в рамках двойного налогообложения). Обмену подлежит информация о бенефициарах компаний, о налогах компаний, ключевые финансовые показатели по юридическим лицам.
    Подливают масло в огонь ряд крупных международных скандалов в этой сфере: руководство крупнейших компаний (Google, Facebook, Apple и т.д.) принуждают к уплате налогов по месту извлечения прибыли. 
    В  рамках ЕС практически не остается инструментов, позволяющих обеспечить конфиденциальность в отношении конечных бенефециаров. Уже введен режим автоматического обмена между банками и налоговыми органами. США активно продвигают концепцию, чтобы все банки в мире передавали сведения о клиентах-американцах. 
    По экспертным оценкам, объем офшорных накоплений по всему миру достиг 18,5 трлн. долларов. При этом 70% капитала налоговых накоплений находятся не в офшорах, а в странах Евросоюза. Первунин прогнозирует, что деошоризация, а затем вынужденный отток денежных средств из банков может привести к коллапсу финансовой системы ЕС.
    Россия в последние годы очень активно принимает эту концепцию. Год назад разработан национальный план деофшоризации экономики до 2018 года: для борьбы с отмыванием денег, с уклонением от уплаты налогов, раскрытием конечных бенефициаров. Но, как заявил Владимир Путин, цель деофшоризации экономики не в том, чтобы ограничить возможности использования офшорных схем, а в том, чтобы сделать прозрачной структуру собственности российских компаний, 
    Минфин подготовил законопроект о налогообложении прибыли контролируемых россиянами иностранных компаний, фактически он предлагает новый порядок определения налогового резидентства иноорганизаций. В «черный список» включено около 42 юрисдикций. Владелец даже 1% компании, зарегистрированной в офшоре, обязан декларировать прибыль в РФ.
    С точки зрения перспектив ведения бизнеса, точнее оптимизации прибыли,  картина безрадостная и, по мнению клубных бизнесменов, более-менее известна. Куда более свежо прозвучало напоминание Первунина: а вправе ли кто-то заглядывать в ваш личный кошелек? Разве отменено понятие неприкосновенности личного имущества, личных данных, тайны переписки?  Об этом участники кампании по деофшоризации как-то забывают. Такое же право, полагает эксперт, существует и в отношении финансовых  транзакций и инструментов, используемых каждым бизнесменом. За неуплату налогов человека можно привлечь к уголовной ответственности. Но использование иностранных компании не должно ставиться  во главу угла.
    Между тем, в условиях геополитической нестабильности возникают новые риски. Так, уже могут быть заблокированы счета и активы «неугодных Европе и Америке» политических деятелей, как это произошло в отношении формально действующего президента  Януковича. США угрожает блокировать счета и активы крупных российских предпринимателей, счета российских бенефициаров, их транзакции… 
    Но российский  бизнес не может не использовать иностранные компании в своем деловом обороте. В противном случае он будет не конкурентен по сравнению  с зарубежными  партнерами. И речь идет вовсе не об офшорах. Существуют десятки легальных схем налогового планирования, позволяющие делать различные финансовые транзакции  через Великобританию, Голландию, Германию. Не случайно, например, Голландия является одним из крупнейших инвесторов России…
    Корпоративная конфиденциальность нужна бизнесу не потому, что он хочет скрыться от налогов. Львиная доля бизнесменов обеспокоена уязвимостью безопасности активов. Как известно, зачастую активы,  объекты недвижимости, права собственности и т.д. «отжимают» при помощи административного ресурса.  В рамках международного законодательства это сделать  сложнее.
    Основной смысл выступлений других специалистов TFH – представить новые способы обеспечения корпоративной конфиденциальности, открытия счетов в банках и странах, способных защищать персональные данные клиентов, в том числе и от от государственных санкций и т.д. Тадеус Вульф, управляющий партнер TFH, поделился опытом в области практики внешнего финансирования, рассказал о факторах, влияющих на инвестиционную привлекательность объекта.
    Ну, а если и дешевые зарубежные кредиты не помогают активно развивать бизнес, то бизнесмену ничего не остается, как решать проблему кардинально: перемещаться самому, с чадами и домочадцами, в более спокойное место. Александр  Игельский — вице-президент TFH Russia, поведал  собравшимся, каким образом обеспечить эмиграцию собственного бизнеса в Европу, в каких странах лучше построить «запасной аэродром». Как приобрести вид на жительство в европейских странах: через покупку недвижимости, создание предприятия и ведение бизнеса или прямые инвестиции в экономику страны. Всем известно, что в числе самых популярных стран для бизнес-эмиграции Германия, Франция, Греция, Испания, Великобритания, Литва. Но в каждой из стран, предупредил специалист, свои риски. О них следует знать заранее.
    Конечно, в общем контексте деофшоризации, тема заседания звучала не совсем патриотично. Но вывод средств в офшоры – явление пока еще массовое. Попытки деофшоризации со временем приведут к тому, что и схемы будут усложняться  и какие-то территории получат особый статус. Когда-нибудь, выразил уверенность Андрей Нечаев, «мы все как один придем и зарегистрируем свои компании где-нибудь в Калужской области». Пока же опыт специалистов TFH может пригодиться.